Суббота, 16 Октябрь 2021

Вы здесь: Главная Новости Общество Тюмень на рубеже веков: Даешь 10-часовой рабочий день!

Тюмень на рубеже веков: Даешь 10-часовой рабочий день!

«Вслух.ру» продолжает публикацию отрывков из краеведческих очерков, входящих в новую работу исследователя Анатолия Кононенко, посвященную истории Тюмени и тюменцев в 1900-1917 годах.
Период 1900 – 1917 гг. – время столкновения различных идеологических направлений. Бурный характер той эпохи во многом определялся противостоянием политических и социальных сил, отражавших разное видение настоящего и будущего России. Остро стояла проблема выбора вариантов и моделей государственного и общественного развития – монархического, конституционно-демократического и революционно-социалистического. В обновлении страны были заинтересованы почти все классы и слои тогдашнего общества, но каждый из них хотел это сделать по-своему. Какие международные и общероссийские события волновали жителей Тюмени в начале ХХ века?
Для объективного восприятия этого периода следует выделить четыре этапа, оказавших в той или иной степени влияние на общественную мысль в Тюмени. Первый, с января 1900 года по май 1905 года, характеризовался тихой, спокойной, монотонной жизнью провинциального города. Во втором, с мая 1905 года по декабрь 1905 года, город, как и всю страну, захлестнула волна митингов, забастовок, стачек и погромов. Третий, с января 1906 года и до начала войны в августе 1914 года и, наконец, четвертый этап, с августа 1914 года до марта 1917 года.
На первом этапе население города находилось как бы в состоянии автаркии. На втором, после известных событий 9 января 1905 года в Тюмени впервые со всей силой заявило о себе рабочее движение, но, учитывая специфику города, это было не пролетарское, а скорее плебейское волнение. В нем приняли участие низкооплачиваемые пристанские рабочие, работники сферы услуг, приказчики, к которым примкнули частично рабочие завода Н.Д. Машарова и городские хулиганы.
После публикации Высочайшего Манифеста от 17 октября 1905 года, местное сообщество стало делиться на группы – «реакционеров», «либералов» и «революционеров». Проснувшееся городское сообщество, в которое, по моим подсчетам, входило не более ста человек, а с членами семей – до тысячи, существовало благодаря своей созидательной позиции. Поскольку оппозиционность самодержавию стала модной, а ревнители старых традиций и взглядов обзывались «ретроградами и отставшими», ряд молодых представителей городского сообщества «зачислили» себя в либералы, и даже в «революционеры».
Третий этап ознаменовался стабилизацией отношений в обществе и относительным прогрессом в городской жизни, произошедшим после подавления революции.
Четвертый этап, безусловно, отличается от трех предыдущих. Первая мировая война (или, как тогда говорили, «Германская война») внесла серьезные поправки и привела к тотальному переделу мира. Невиданные до тех пор масштабы мобилизации, боевые потери, милитаризация экономики, а в последствии и архаизация жизни в России отчетливо проявились уже в 1915 – 1916 годах. Для Российской империи этот этап закончился крахом.
В Тюмени в мае 1905 года впервые началось широкое рабочее движение, причем совершенно нет оснований говорить о роли какой-то политической партии, либо группы политически ангажированных лиц. Оно вспыхнуло внезапно, без участия оппозиционных деятелей, но также неправомерно исключать какую-либо организацию. Она была, но действовали сами рабочие и приказчики. Начали выступление пристанские рабочие, так называемые «шпанки», молодые грузчики, работающие в каторжных условиях в тюменском порту. 28 мая собралась толпа, численностью 400–500 человек, половину которых представляли женщины. Они потребовали сокращения продолжительности рабочего дня, который длился 14-15 часов. Рабочий день «шпанки» начинался в 3.00 и заканчивался в 19.30. Собравшиеся потребовали, что бы их трудовой день длился с 6.00 до 18.00 с перерывом на 3-х часовой завтрак и обед, и оплатой женщинам – 60 копеек, чернорабочим мужчинам – 1,20-1,50 руб. в день. Без права найма матросов для разгрузки, татар и других штрейкбрехеров.
На недовольных ополчились «гавкалы», так называли в Тюмени нарядчиков, которые выписывали наряды, заполняли ведомости, выплачивали зарплату, часто обманывали рабочих, занимались приписками и начетничеством. В количестве 1000 человек, к которым примкнули приказчики, рабочие выступили на городские улицы, скандируя и требуя снижения продолжительности рабочего дня. Когда толпа вышла на улицу Царскую, пронесся слух, что в город вошли японцы.
Торговцы на Базарной площади, увидев демонстрацию, бросились врассыпную. Наскоро оседлав коней, забравшись на телеги и повозки, крестьяне оставили свой товар и помчались прочь из города. Этим воспользовались пролетарии, присвоив брошенные продукты. Весь процесс сопровождался массовым употреблением водки и пива, рабочие осаждали трактиры, требовали бесплатного угощения, в отношении приказчиков и «гавкал» было допущено рукоприкладство. Приказчику Юшкову сломали ребра, заведующий пристанью Лобанов успел скрыться. Остановил работу Машаровский завод, количество демонстрантов с учетом подошедшей «шпанки» достигло нескольких тысяч. К рабочим прибыл помощник полицейского исправника Белоносов, имевший у горожан определенный авторитет. Он предложил избрать 10–12 делегатов и изложить свои требования, а затем вместе с делегатами пошел на пристань.
Говорить о стихийном поведении тюменского пролетариата было бы неправомерно. Одно дело, когда толпа выдыхается и тает, растекаясь по боковым переулкам, чайным, рюмочным и кабакам, другое – когда рабочие направляют делегацию на переговоры, выбирают стачечный комитет. А произошло именно так. Испугавшись народного гнева, судовладельцы заверили пристанских рабочих в удовлетворении их требований, пошли на сокращение рабочего дня с 15 часов до 10 часов. Требования приказчиков о сокращении продолжительности рабочего дня и социальных выплатах также были удовлетворены тюменскими купцами. Помощник полицейского исправника мог воздействовать только уговорами. Сил остановить такую толпу у тюменской полиции не было.
Позднее исправник Калугин, допустивший забастовку, был переведен с понижением в уездный город Курган. Были подтверждены социальные гарантии приказчикам, сокращение рабочего дня, установление праздничных и воскресных дней, запрет принимать на работу мальчиков и девочек младше 12 лет. Рабочий день для приказчиков также не должен был превышать 10 часов. Работа должна была начинаться с 6.00 и заканчиваться в 22.00, в воскресные и праздничные дни работодатели обещали торговлю не проводить, а в предпраздничные дни торговать с 6.00 до 16.00.
События 28–31 мая 1905 года были первым актом массового рабочего движения в Тюмени. Следующим звеном в цепи недовольства низших слоев населения города стали события, связанные с дарованием гражданских свобод. Однако царский Манифест от 17 октября 1905 года, вопреки ожиданию, не привел к умиротворению антимонархического движения. Вместо этого верноподданные «пустились во все тяжкие». Царская милость была воспринята как возможность творить все, что угодно.
Тюменцы заполонили Царскую улицу. Сразу же после провозглашения Манифеста стали активно циркулировать слухи о формировании «черной сотни» и погромах. Уже 19 октября до Тюмени докатились слухи об ужасном погроме в Томске, затем о погромах в Челябинске и в Екатеринбурге. 20 октября в городе организовались две группы: одна так называемых «революционеров» и вторая «истинно русских людей». Первая группа численностью до 300 человек была представлена гимназистами, учащимися реального училища, интеллигенцией. Она ходила с лозунгами «Да здравствует свобода!» и «Вперед!» Вторая группа численностью до 100 человек кричала «Отцы и деды наши жили при царе-батюшке, и нам так жить!», «Да здравствует самодержавие!», «Пойдем бить гимназисток и реалистов!», «Кто не снимет шапку перед портретом царя – того по роже!» Пройдя по периметру городских окраин, группа разошлась, пугая обывателей пьяными криками. Малочисленные и растерявшиеся представители полиции оказались не в силах их остановить. Кроме того, они не понимали, как им следует действовать в новых условиях. Городской глава Текутьев обратился к горожанам с просьбой не собираться толпами, не реагировать на призывы «Бей их!»
К чести тюменцев, черносотенная пропаганда не нашла особых откликов у горожан. Правда, ходили слухи о пошиве «черной сотней» десятиаршинного желтого флага с черным имперским орлом для психологического давления на интеллигентов, но все дело тем и ограничилось.
Большую опасность для горожан представляли «парижане» и «шпанка», которые бродили по улицам толпами и требовали дать им денег на водку и чай. Наглая молодежь угрожала горожанам расправой. С целью обезопасить жителей, власти создали в помощь полиции городскую милицию и городскую дружину.
26 ноября началась забастовка почтово-телеграфных служащих, затем к ним присоединились железнодорожники. Страну охватил коллапс. Перестали ходить поезда. На рынках не стало товаров. Закрылись аптеки. Прекратилась подача электричества. Железнодорожники пообещали перебросить в Центральную Россию лишь потерпевшие поражение войска с Дальнего Востока, что, безусловно, подлило бы масла в огонь. Наконец, были инициированы выборы в Государственную думу, это в какой-то мере ослабило внутриполитическую напряженность, отвлекло интеллигенцию от экстремистской деятельности.
Постепенно эпоха насилия и страхов отступили. Важную роль в этом сыграло введение военного положения в городе и уезде с 1 января 1906 года. В беседе с корреспондентом Сибирской торговой газеты известный схимник Михаил из Тюменского Троицкого монастыря (бывший архимандрит Мемнон) сказал пророческие, как потом оказалось, слова: «Поздно дали народу свободу – надо было раньше и постепенно, а не тогда, когда начали требовать силой».
В 1906 году в Тюмени наиболее активно заявили о себя две партии – торгово-промышленная, представленная А.И. Текутьевым и Ф.С. Колмогоровым, и партия народной свободы (кадетов), руководителями которой стали А.К. Захарченко, С.И. Колокольников и Н.И. Беседных. В результате избирательного процесса в Государственную думу Российской империи первого созыва выяснилось, что Текутьев не попал в выборщики, он потребовал отменить результаты выборов. 3 мая 1906 года на собрание пришли около 150 человек. Колокольников и Захарченко объяснили, что Текутьев мешает им. Сначала он баллотировался от торгово-промышленной партии, затем заявил, что он вне партий. «Наш доморощенный Дурново» – так аттестовал Текутьева Захарченко.
Таким образом, попытка торгово-промышленного капитала договорится с либеральной оппозицией в лице будущей кадетской партии в Тюмени, как, впрочем, и во всей стране, оказалась безрезультатной. Основным камнем преткновения, помимо личной антипатии, был отказ Текутьева и Колмогорова признать за пролетариатом право на восьмичасовой рабочий день. В результате подсчета голосов выборщиков выяснилось, что за Колокольникова подано 668 голосов, за Захарченко – 498, за Текутьева – 487. Депутатом Государственной думы от Тюмени был избран Колокольников. 24 мая 1906 года он отбыл в Санкт-Петербург.
Источник

You have no rights to post comments

Место для вашей рекламы

Тюменский городской портал.
Новости в Тюмени.
События, бизнес, светская жизнь в Тюмени.
Афиша, кино, театр в Тюмени.
Бесплатные объявления Тюмень.
Вакансии, работа в Тюмени.
Ищу работу, резюме Тюмень.
Тюменские форумы – Тюмень.
Юмор, анекдоты, афоризмы.
Отдых, клубы в Тюмени.
Кафе и рестораны в Тюмени.
Боулинг и бильярд в Тюмени.
Недвижимость, дома, квартиры Тюмень.
Авто объявления Тюмень.
Компании, фирмы, отзывы Тюмень.
Реклама в Тюмени.